Страница 1 из 2 | Следующая страница
Франкфуртская Конституция Германской империи 1849 г.\

Принятие Конституции

В апреле 1848 г. собрание представителей местных ландта­гов, или предпарламент, выступило с инициативой созыва общегерманского парламента во Франкфурте-на-Майне. Из­бранное на основе двухстепенной избирательной системы общегерманское Национальное собрание открыло свои за­седания в мае 1848 г., когда революционное движение уже ослабло. Основная же его деятельность происходила в обстановке нарастающей контрреволюции. Собрание состояло главным образом из представителей либеральной буржуа­зии и умеренной мелкобуржуазной демократии, большин­ство которых в качестве своей главной задачи считало при­нятие конституции объединенной на федеральной основе Германии с закреплением в ней широкого перечня демо­кратических прав и свобод. Конституция была опубликована в 1849 г. с явным запозданием, когда реакционные силы, прежде всего Пруссии, консолидировали свои ряды и вновь были готовы отстаивать старые порядки.

Содержание Конституции

Главным достоинством Конституции 1849 г., внесшей зна­чительный вклад в историю развития германского конститу­ционализма, явилась разработка правовых основ такой мо­дели федерального государства, которая, как представляет­ся, в наибольшей мере соответствовала и учитывала исторические, политические, социальные условия и задачи, стоя­щие перед объединенной Германией того времени. Консти­туция и открывается разделами, в которых закреплялась взаимосвязь федерации с ее субъектами, скрупулезно разграничивалась компетенция между ними (разд. 1-2).
В Германскую федерацию, по Конституции, должны были входить государства и территории Германского сою­за. При этом субъекты федерации должны были сохранить свою независимость, поскольку она не ограничивалась им­перской конституцией, иметь свои конституции и админи­страцию. Самый большой раздел II Конституции посвящен "имперской власти", перечню многочисленных полномочий общефедеральных органов, призванных нейтрализовать се­паратистские тенденции, укоренившиеся представления о раздробленности как "национальной черте характера" нем­цев.
Перед имперскими властями была поставлена прежде всего задача создания единой дипломатической службы и проведения единой внешней политики. Только имперская власть должна была впредь назначать посланников и кон­сулов, заключать международные договоры. Отдельные не­мецкие государства имели право заключения договоров с другими немецкими государствами, с не немецкими же - только по ограниченному кругу вопросов, главным образом частного права. При этом любой договор, "затрагивающий имперские интересы", подлежал утверждению империи (ст. 1, разд. II).
Статьи 2-3 этого раздела посвящены исключительно военной власти империи, которой принадлежало право вой­ны и мира, распоряжения всеми вооруженными силами объ­единенной Германии, издания законов, касающихся воен­ной организации, назначения в случае войны высшего имперского командования, а также исключительное право со­держания военно-морского флота. Логически связанные с предшествующими, ст. 4-6 предусматривали установление верховного надзора над имеющими общеимперское страте­гическое значение морскими, речными, сухопутными и железнодорожными путями сообщения.
Последующий блок статей (7-9) закреплял конститу­ционные основы создания единого экономического про­странства. Только за имперской властью признавалось право издавать законы, касающиеся таможенного, почтово-телеграфного дела, осуществление надзора за монетным делом, регулирование банковского дела и выпуска бумажных де­нег. Имперская власть "была обязана", таким образом, вве­сти единые таможенную и монетную системы, единство меры и веса для всей Германии.
Составители Конституции главным условием создания единого федеративного государства считали сильные фи­нансовые рычаги центра, наличие самостоятельных каналов финансирования общефедеральных органов. В ст. 7 были четко сформулированы положения о том, что "определен­ная часть доходов в размере обыкновенного бюджета сни­мается прежде всего для имперских расходов" и что только имперское законодательство определяет, "какие предметы могут отдельные государства облагать налогами на произ­водство и потребление в свою пользу..."
Конституция вместе с введением единого гражданства предусмотрела необходимость создания единого правового пространства, закрепив право и обязанность империи "из­давать общие уложения гражданского, торгового, вексель­ного и уголовного права".
При этом утверждался конституционный принцип любой федеративной формы государственного единства - имперские (общефедеральные) законы стоят выше законов отдельных государств, если за ними точно не оговорено их подчиненное значение (§ 66, ст. 13, разд. II).
Система органов федеральной власти в силу, видимо, спешки не была так тщательно прописана, как разграниче­ние полномочий федеральных и земельных властей.
Во главе империи должен был стать один из крупных царствующих германских монархов, Австрии или Пруссии, которому отводилась роль скрепляющего единства немец­кой нации, при этом учитывалось и то обстоятельство, что многочисленные монархи германских государств распола­гали в то время значительной социальной базой, военной силой и могли пойти на союз только с другими монархами, не рискуя правящим положением своих династий. Импера­тор должен был осуществлять свою власть через назначае­мых им министров, которые принимали всю ответственность перед рейхстагом за его действия путем контрасигнации его распоряжений.
Предполагалось, в принципе, создание ответственного правительства, хотя порядок ответственности имперских министров перед представительным органом не был определен. Этот порядок должен был быть разработан специ­альным имперским законом (§ 192, ст. 1, разд. VII).
За главой империи закреплялось право законодатель­ной инициативы, право созыва и роспуска народной пала­ты, публикации имперских законов и издания для их исполнения распоряжений. Но и издание, и отмена, и изме­нения, и объяснения имперских законов требовали обяза­тельного постановления рейхстага (§ 102, ст. 5, разд. IV). Столь же тщательно, как и в прусской Конституции, был разработан вопрос о контроле рейхстага за кредитно-финансовой сферой, принятием бюджета, росписью расходов и пр.
Любой закон, согласно Конституции, должен был быть принят обеими палатами рейхстага: палатой государств и палатой народов, и утвержден правительством, несогласие которого с ним могло быть преодолено, "если одно и то же постановление было принято без изменения в трех непо­средственно следующих одна за другой сессиях" (§ 101).
Раздел VI Конституции был посвящен широкому переч­ню "основных прав германского народа" (здесь же закрепля­лись и правовые гарантии их осуществления), к числу которых относились равенство перед законом и судом всех гер­манских граждан, в том числе равенство гражданских, уго­ловных и процессуальных прав (при уничтожении всех со­словных привилегий), неприкосновенность личности (при от­мене смертной казни, кроме как по приговору военного суда или на основе морского права в случае мятежа), неприкосно­венность жилища, свобода слова, печати (при ликвидации цензуры), "полная" свобода собраний, союзов (без разреше­ния властей, кроме как собраний под открытым небом в слу­чае серьезной опасности для общественного порядка и безо­пасности), неприкосновенность собственности (при отмене всех личных и поземельных платежей и повинностей фео­дального характера и конфискации имущества), суд присяж­ных, несменяемость судей, тайное и гласное судопроизвод­ство и пр. Этот раздел Конституции, дискуссиям по которо­му Национальное собрание посвятило значительную часть своего времени, отразил заветные чаяния либерально-демо­кратического большинства собрания, которым еще долго не суждено было воплотиться в повседневную жизнь Германии.
Касаясь полуабсолютистских порядков в отдельных гер­манских государствах - субъектах федерации, парламен­тарии постановляли, что основные права германского наро­да будут служить нормой для конституций отдельных госу­дарств, в которых должны "быть созданы полнокровные за­конодательные органы народного представительства" с от­ветственным правительством.
При всех достоинствах Конституции главным ее недос­татком стало то, что она осталась "исписанным листом бу­маги". Король
Страница 1 из 2 | Следующая страница